Обмен ссылками


При использовании материалов
с данного сайта, ссылка на www.varlay.com.ua
обязательна!

©Varlay 2009

Публикации о кавказских и среднеазиатских овчарках. Варлай. Охранные кавказские и среднеазиатские овчарки
Еще о пользе чтения

В. Высоцкий
Начальник Кинологической службы Международной полицейской корпорации,
Судья КУС по рабочим качествам


Если вы прочитали «Царский подарок…», то, надеюсь, доставит вам удовольствие и еще один автор.
Владимир Короткевич – известный белорусский писатель. Наш современник. Умер в 1984 году. Его «Черный замок Ольшанский» - одна из любимейших моих книг. С детства.
Судя по всему, собак Короткевич очень любил и подарил нам несколько эпизодов с их участием.
Есть в книге сцена, когда милиционер для задержания преступника применяет служебную собаку.

«Я … увидел только, как со склона взвилось в воздух длинное, черное в этом свете тело и как будто слилось с фигурой Высоцкого, насело на него. …И собака уже прижала его к земле и держала в пасти его правое запястье».

Примечательно, что дальше автор невольно указывает на недостаток такой техники работы, когда Высоцкий: «Застрелиться хотел. Смог-таки перекинуть пистолет в левую руку». А если бы преступник решил не стреляться, а выстрелил в собаку?
Для нас представляет интерес также техника снятия собаки (цит.):
«… с трудом оттащил Рема за ошейник».
Весь роман «прошит» историями с собаками.

«И на все это гаргантюанство умильно глядел большой черно-белый (а уши «страшно похожи на локоны Натальи Гончаровой с портрета Гау», как сказал ксендз) спаниель Ас. Ас по-русски означает «ас», по-белорусски – «ничего», а по-польски – «туз».
Жихович положил ему на нос кусочек сахара и приказал терпеть. Шагреневый кончик носа страдальчески морщился, из глаз чуть не текли слезы. И ксендз смилостивился:
- Ас! Милиция!
Пес подбросил сахар в воздух, поймал его и, поджав хвост, бросился под кровать.
… Ас вылез из-под кровати и снова облизался».
Или другой эпизод:

«От плебани нам под ноги бросился рыжий пес, помесь дворняги с ирландским сеттером. Прижав уши, начал ласково скулить.
- Кундаль, Кундаль, - трепал его дед, - Гляди ты, какой жирный. Ну, скоро на охоту с тобой пойдем. Тогда сбросишь жир. Пойдем на охоту?
Собака начала прыгать от радости.
- Верите, наловчился, холера, чтоб он был здоров, рыбу ловить. Иногда такую здоровенную принесет. И не знаю, или он ныряет за ней, как водолаз, или еще как».
Правда, такому умению собаки находится простое объяснение чуть позже:

«Так я и говорю: Кундаль мой наловчился , чтоб ему здоровье, рыбу ловить. И домой носит.
- Э-э, дед,- дергал его Стасик, - знаем мы, как он ловит. Ты уж не фались.
- А как? А как?
- С куканов у всех соседских рыбаков снимает, - объяснил беспощадный Стах.
- Ну, скажешь. Может и Василько видел?
- Та-а. Он и яйца крадет. Но я же ничего никому не говорю».

А как вам понравится шедевр, который я лично не могу перечитывать без смеха – не знаю уже в который раз. Будем считать эти строки подарком любителям немецких догов.
Главный герой и его друг ведут на поводках двух догов, а продавец табачного киоска обращается к ним за «консультацией»:

«… У подъезда Пахольчик высунулся из своего киоска:
- Боже-же ж ты мой, вот это собаченции! Звери!
А что б это могла быть за порода такая – не сделаете ли одолжение объяснить?!
- Тигровые доги, - буркнул Марьян.
- Ай-я-я-яй, чего только не бывает! И тигра и собака! А скажите мне, как это их повязывают? Ведь тигра, хотя и большой, а кот. Как же он – с собакой?
- Силком, - сказал Марьян
- Дрессируют,- добавил я, но тут мне стало жаль старика. – Это просто масть у них такая, тигровая. Мы шутим, дядька Герард».

(Кстати говоря, в свое время при создании списка опасных пород киевским центром «Животные в городе» этот вопрос даже не задавался – запросто вписали помесь супердога с майкуном. В этом смысле малограмотный Пахольчик оказался намного умнее и осторожнее сотрудников упомянутого центра.- прим. автора).

Пожалуй, только когда Короткевич описывает охранное поведение охотничьих собак, начинаешь понимать, насколько глубоко автор «в теме». Я не буду цитировать это место из романа – цитата была бы слишком пространной. Кому интересно – прочтите сами.
… Собачники со стажем могут помнить издаваемый нами в конце 90-х журнал «Твое собачье дело». Одна из его постоянных рубрик называлась «Клуб Анания Хаулина». В ней размещались материалы о людях, имеющих необъяснимую власть над собаками.
Сам Хаулин – историческая личность, этакий «сельский дурачок», которого безумно «любили» собаки и, главное, беспрекословно ему подчинялись – даже самые свирепые.
В романе Короткевича есть образ, который вполне мог быть «списан» с Анания Хаулина.
Читаем в «Черном замке Ольшанском»:

«И еще один бросился мне в глаза. В стороне сидел на травке, на косогоре, могучего сложения и не менее чем саженного роста. На широком лице черные крылатые брови, синие огромные глаза, орлиный нос, красивый широкий мужской рот. Лицо удивительно интеллигентное, хоть на профессорскую кафедру, но какое-то тревожное и диковатое, не такое, как у обычных людей.
О том, что это не профессор, свидетельствовало только то, что был он одет бедно: в ситцевой, распахнутой на груди рубашке, черных хлопчато-бумажных брюках, заправленных в старые яловые сапоги. Человек носил кепку козырьком назад… и вокруг него крутилось десятка два собак разного роста и масти и преимущественно никакой породы».
«… В этот момент человек в мучной пыли с кепкой козырьком назад и эскортом беспородных собак приблизился к нам, вошел в середину толпы, словно раскаленный нож в кусок масла…»
Позже мы узнаем, что был он «хороший, культурный человек. Окончил гимназию и единственный из всей Ольшанской округи окончил … Пражский университет. Несколько языков знал». И что тронулся он, став свидетелем того, как фашисты расстреляли четыреста рабочих.

«- А-а. Людовик Лопотуха, - сказал грустно Шаблыка. – Помешанный. Тихий. Иногда только что-то непонятное говорит.
Ну и кепка. И собаки его страшенно любят. Видели? Табунами ходят. Немецких овчарок только боится и швыряет в них камни».

Знал ли Короткевич о Анании Хаулине? Думаю, знал.
Слишком много общего у этих двух персонажей – исторического и литературного.
А способность «ненормальных» - с общепринятой точки зрения – людей общаться с собаками пока остается загадкой. Мы можем только предполагать, что освобожденные то общечеловеческих условностей, они выходят на какой-то иной уровень восприятия, который позволяет им понимать собак (и не только их!). Но главное – их самих понимают собаки!
Как хорошо сказала одна из героинь романа:

«Псы за сволочью ходить не будут…. Они чувствуют, кто их любит, кто незлой».

Что же до Короткевича и его романа – очень рекомендую. Не случайно «Черный замок Ольшанский» был удостоен Государственной премии имени Якуба Колоса.
Как по мне, намного интересней Дюма и Скотта.
Убедиться в этом не сложно – просто прочитайте.
 
наверх страницы
Публикации. Варлай. Охранные кавказские и среднеазиатские овчарки